Определение минутного объема сердца и центральный объем крови

Rowell и др. (1966) определяли минутный объем сердца и центральный объем крови у здоровых людей во время нагрузки, в ряде случаев при 25,5 и 43,3°.

В нижний участок верхней полой вены вводили индикатор и кровь исследовалась из нисходящей ветви грудной аорты. При нагрузке требовалось от 43 до 86% максимального потребления кислорода при той и другой температуре.

При более высокой температуре минутный объем сердца был меньше, по мере увеличения степени тяжести нагрузки эта разница возрастала.

Поскольку потребление кислорода не изменялось, артериовенозная разница по кислороду при выполнении нагрузки в жарких условиях была выше. Центральный и ударный объемы крови при более высокой температуре были на 16% меньше.

Более выраженное снижение печеночного и почечного кровотока при более высокой температуре увеличивало количество крови, притекающей к коже и активным мышцам (Rowell и др., 1965).

Saltin (1964) изучал реакцию людей в покое и во время тяжелой нагрузки в нормальных условиях и после обезвоживания в финской бане, при этом вес тела снижался на 5,2%.

При максимальных нагрузках в сидячем положении ударный объем после обезвоживания был меньше, а частота сердечных сокращений выше; минутный объем сердца почти не менялся. Изменения ударного объема и частоты сердцебиений коррелировали с уменьшением веса тела и объема плазмы.

При субмаксимальной нагрузке в положении лежа увеличения частоты сердечных сокращений после дегидратации не отмечалось. Во время выполнения в положении сидя максимальной нагрузки потребление кислорода, минутный и ударный объем сердца перед дегидратацией и после нее были одинаковыми. Для объяснения этих явлений Saltin предположил, что степень вазомоторной активности, особенно в венах после дегидратации, по-видимому, выше.

Перераспределение объема крови затем могло обеспечить нормальные величины ударного и минутного объема сердца, несмотря на снижение общего объема крови.

«Функция сердца у здоровых и больных»,
Р.Д.Маршал, Дж.Т.Шеферд