Частная практика

Вместе с тем опыт показывает, что реанимация может быть успешной при весьма тяжелом состоянии больного. Один из таких случаев нам пришлось наблюдать в 1968 г.

У больного 64 лет на 2-е сутки острого ИМ при явлениях недостаточности кровообращения развился инфаркт правого легкого. Состояние и без того тяжелое еще более ухудшилось. Через несколько часов появилась мерцательная аритмия, а затем фибрилляция желудочков.

Путем непрямого массажа сердца, ИВЛ и последующей электрической дефибрилляции восстановлены работа сердца (это опять была мерцательная аритмия) и самостоятельное дыхание. Несмотря на то что все эти мероприятия заняли не более 3 мин, на протяжении последующих часов развился отек мозга.

Интенсивной дегидратационной терапией (маннитол, лазикс в/в), постоянными кислородными ингаляциями и прочими мероприятиями удалось вывести больного из этого состояния, и во второй половине дня он полностью пришел в сознание. В 20 ч без каких-то предвестников повторно развилась фибрилляция желудочков, которая была немедленно ликвидирована при помощи дефибрилляции без предшествующего массажа сердца и ИВЛ.

В последующие 3 ч 40 мин фибрилляция желудочков возникала 84 раза, причем для ее ликвидации 50 с лишним раз пришлось прибегать к электрической дефибрилляции. В отдельные периоды в течение 3 мин дефибрилляция проводилась по 4 раза, а в течение 4 мин — по 5 — 6 раз.

Попытки предотвратить развитие повторной фибрилляции желудочков всеми доступными антиаритмическими средствами, в том числе лидокаином, новокаинамидом, аймалином, индералом, дифенил-гидантоином, не удавались. Создалось впечатление, что стабилизация ритма была достигнута после в/в введения массивных доз кортикостероидов.

В последующие 5 дней наблюдалось еще 18 эпизодов фибрилляции желудочков. Таким образом, всего фибрилляция желудочков возникла свыше 100 раз. Больной остался жив и после выписки из клиники продолжал активно работать до 1975 г. Умер от повторного обширного ИМ.

Этот уникальный в своем роде случай убедил нас в том, что реанимацию следует провопить всем больным независимо от тяжести состояния. Кроме того следует учесть, что каждый случай даже неэффективной реанимации является полезной тренировкой персонала, проверкой его готовности к проведению комплекса неотложных мероприятий.

Значение характера лечебных мероприятий, проводившихся перед наступлением клинической смерти, для результата реанимации очевидно, и, по-видимому, не требует особых комментариев. Особую роль при проведении реанимации играет фактор времени.

Например, при первичной фибрилляции желудочков электрическая дефибрилляция, проведенная в течение 1-й минуты, восстанавливает работу сердца у 60 — 80%, а на 3 — 4-й минуте (если не проводились массаж сердца и ИВЛ) — лишь в единичных случаях. Залог успешной реанимации — немедленное начало лечения, проведение его квалифицированными специалистами с использованием современной клинико-диагностической аппаратуры и медикаментов.

Если случаи успешной реанимации больных острым ИМ до организации палат интенсивного наблюдения были казуистически редкими, то в настоящее время многие специализированные отделения, а также соответствующим образом оборудованные и подготовленные бригады скорой помощи располагают многими десятками и даже сотнями подобных наблюдений.

«Инфаркт миокарда», М.Я.Руда