Систолическое АД

Систолическое АД ниже 10,7 кПа (80 мм рт. ст.) считается одним из диагностических критериев шока. Однако в ряде случаев при таком АД шока не наблюдается, в то время как при более высоком АД, особенно у лиц, страдающих гипертонической болезнью, его признаки налицо.

Важный диагностический критерий — величина пульсового давления. По данным А. В. Виноградова (1965) и др., для шока характерно пульсовое давление ниже 3,33 — 2,67 кПа (25 — 20 мм рт. ст.).

Исследование АД по методу Короткова на фоне шока дает ошибочные результаты и для адекватного контроля предпочтительно использование прямого метода.

Очень важны для диагностики периферические признаки шока: бледность и похолодание кожных покровов, повышенное потоотделение.

Типичный признак шока — холодные стопы и кисти. Кожа на конечностях (а иногда и на туловище) принимает характерную мраморно-цианотичную окраску.

Прогноз при «истинном» кардиогенном шоке неблагоприятный: летальность в этой группе больных составляет 80% и более. Как правило, отмечаются олигурия, заторможенность как проявление гипоксии мозга. На фоне шока часто наблюдаются различные нарушения ритма и признаки застойной сердечной недостаточности, что значительно ухудшает прогноз заболевания. Шок чаще развивается в 1-й день болезни, но возможно его появление на 2 — 4-й день.

ИМ, осложненный кардиогенным шоком, нередко протекает с нормальной температурой. При шоке всегда имеется сдвиг кислотно-основного состояния в сторону ацидоза. При тяжелом ареактивном шоке отмечается некомпенсированный метаболический ацидоз. Некоторые авторы считают этот признак одним из обязательных критериев шока [Лукомский П. Е., 1967].

При шоке могут иметь место изменения биохимических показателей крови, связанные с нарушением функции различных органов: повышение уровня остаточного азота в крови, увеличение активности АлАТ, повышение уровня сахара, снижение содержания иммунореактивного инсулина и др. О тяжести шока следует судить не столько по величине снижения АД, сколько по длительности шока и реакции сердечно-сосудистой системы на прессорные препараты.

При легкой форме гипотония кратковременна и под влиянием терапии клиническая картина шока быстро ликвидируется. Повторные падения АД при этой форме шока наблюдаются редко. При тяжелом шоке гипотония упорна. Прессорные препараты мало влияют на АД, причем пульсовое давление остается малым. Часто, несмотря на некоторое повышение АД, остаются другие признаки шока (олигурия, ацидоз). Обычно такое повышение нестабильно и давление может снова снижаться. Следует, впрочем, согласиться с П. Е. Лукомским, отказавшимся от термина «легкий» по отношению к кардиогенному шоку.

«Истинный» кардиогенный шок — это, как правило, тяжелое состояние. Относительной легкостью может отличаться (при своевременном адекватном лечении!) течение только некоторых случаев рефлекторного и — с определенными оговорками — гиповолемического шока.

Резюмируя сказанное, к основным критериям кардиогенного шока можно отнести следующие признаки:

  • снижение систолического АД до 10,7 кПа (80 мм рт. ст.) и ниже;
  • уменьшение пульсового давления до 4 кПа (30 мм рт. ст.) и менее;
  • олигурию (анурию) — мочеотделение менее 20 мл/ч;
  • периферические симптомы шока.

Критериями тяжести шока можно считать:

  • длительность существования шока;
  • реакцию на прессорные препараты;
  • выраженность расстройств кислотно-основного состояния;
  • выраженность олигурии;
  • величину АД.

«Инфаркт миокарда», М.Я.Руда