Описание наблюдаемого случая

Смотрите — Больной М., 43 лет

Итак, мужчина 43 лет в течение 10 лет страдал приступами дискалгии. Затем присоединились корешковые боли в правой ноге.

О дискогенной природе заболевания говорило нарушение статики и динамики позвоночника. На этом фоне в момент легкого напряжения апоплектиформно развились слабость в ногах и нарушение функции тазовых органов. При пневмомиелографии выявлена грыжа диска LIV/LV, что было подтверждено на операции. Большой интерес представляет обнаруженная во время операции крупная артерия, проходившая с L5 корешком. Вероятно, это была радикуломедуллярная артерия, сдавление которой привело к такому тяжелому осложнению дискогенного радикулита.

Может возникнуть вопрос, что в данном случае клиническая картина обусловлена компрессией грыжей диска корешков конского хвоста, т. е. имелась картина так называемого ложного конусно-эпиконусного синдрома. Нам кажется, что более обоснованным будет предположение об истинном поражении этих сегментов спинного мозга.

Маловероятно, чтобы при неполной компрессии дурального мешка на уровне верхнего края LV позвонка были столь выражены двигательные и чувствительные выпадения. «Спонтанное» уменьшение боли после развития парапареза и нерезко выраженные симптомы натяжения корешков также противоречат клинической картине компрессии конского хвоста.

Кроме того, при каудальном процессе редко бывают очень четкая билатеральная симметричность паралича и анестезии, наблюдавшиеся у нашего больного. Такая строгая симметричность верхней границы поражения характерна скорее для интрамедуллярного процесса. Об этой же локализации говорят диссоциированный характер анестезии, отсутствие брюшных рефлексов и повышение коленных, а также факт гораздо более выраженного обратного развития симптомов со стороны поясничных сегментов по сравнению с крестцовыми.

Темп развития паралича и анестезии свидетельствует в пользу ишемической их природы. Это был настоящий спинальный инсульт. Сегменты эпиконуса и конуса получают кровь от одних и тех же артериальных стволов: нижней дополнительной радикуломедуллярной артерии или нисходящей ветви большой спинальной артерии Адамкевича.

Поэтому при нарушении циркуляции в бассейне соответствующей артерии при определенных анатомических вариантах естественно ожидать комбинированного страдания как эпиконуса, так и конуса. Очевидно, что у нашего больного обнаруженная во время операции корешковая артерия относилась к числу действенных, т. е. обеспечивающих кровоснабжение конуса и эпиконуса. Сдавление ее грыжей диска привело к ишемии.

Таким образом, есть основание считать, что у больного М. был синдром ишемического поражения эпиконуса и конуса спинного мозга.

«Клиника и хирургическое лечение дискогенных
пояснично-крестцовых радикуломиелоишемий»,
В.А.Шустин, А.И.Панюшкин

Читайте далее: