Прооксидантное действие агентов

Ведущими агентами, оказывающими прооксидантное действие в ишемизированном миокарде, являются кислород, адреналин, восстановленные формы коферментов (в частности, НАДН, НАДФН, ФАДН и др.), продукты гидролиза АТФ, ионы кальция.

Динамика содержания адреналина в сердце (нмоль/г сырой ткани) и надпочечниках (мкмоль/г сырой ткани) при локальной ишемии и последующей реперфузии миокарда (M ± m)

Зона сердца Фон Длительность ИшМ и ПРП
10 мин ИшМ 10 мин ИшМ + 40 мин ПРП 40 мин ИшМ 40 мин ИшМ + 40 мин ПРП 120 мин ИшМ 120 мин ИшМ + 40 мин ПРП
ИшМ и ПРП 1,04 ± 0,03 1,75 ± 0,02** 3,44 ± 0,01** 2,23 ± 0,01** 3,06 ± 0,02** 1,8 ± 0,03** 3,0 ± 0,005**
Отдаленные участки 1,47 ± 0,005** 1,31 ± 0,005 1,58 ± 0,005 1,42 ± 0,005** 1,64 ± 0,05** 1,53 ± 0,02**
Надпочечники 3,3 ± 0,07 2,7 ± 0,09** 3,0 ± 0,11* 1,5 ± 0,04** 1,1 ± 0,09** 1,2 ± 0,03** 1,1 ± 0,06**

* р < 0,05. ** р < 0,001.

Ранее были представлены данные о динамике РО2 в ишемическом и периишемическом участках сердца. Из таблицы видно, что в зоне ИшМ РО2 снижено значительно, но не до нулевого уровня. Более того, в процессе ишемии отмечается тенденция к повышению парциального напряжения кислорода с 0,17 кПа на 10-й минуте ИшМ до 0,24, 0,29 и 0,32 кПа соответственно на 20-й, 40-й и 120-й минуте ишемии.

Это можно объяснить тем, что, с одной стороны, даже в центре зоны ИшМ сохраняется кровоток, составляющий 9 — 28% от перфузии покоя [Lekven J., Andersen К., 1980; Harold D., Sanford P., 1982], с другой — некоторым увеличением содержания в митохондриях ишемизированного миокарда ионов кальция и свободных жирных кислот, оказывающих разобщающий эффект [Shen A., Jennings R., 1972; Vik-Mo Н., Mjos О., 1981].

Существенное значение имеет также факт повышения РО2 в участках сердца, отдаленных от зоны ИшМ, наиболее выраженное в первые 40 мин ишемии. В этот период РО2 времени превышает фоновую величину более чем на 14%. Это обусловлено рядом факторов, важнейшими из которых являются, во-первых, усиление кровотока в указанной зоне сердца [Marschall R., Parratt J., 1980].

При этом доставка кислорода к миокарду, видимо, превышает возможности транспорта кислорода в клетки миокарда и скорость утилизации его митохондриями; во-вторых, некоторое увеличение содержания в кардиоцитах периишемических участков сердца агентов, разобщающих процессы окисления и фосфорилирования, — ионов кальция и свободных жирных кислот.

Приведенные данные являются основанием по меньшей мере для двух утверждений. Во-первых, даже в условиях ишемии имеется одно из ведущих и необходимых условий активации ПОЛ — свободный кислород. Если учесть, что снижение РО2 при ИшМ происходит не моментально, а ПОЛ является цепным процессом, то нет ничего парадоксального в факте инициации этого процесса уже на начальном этапе ишемии.

В дальнейшем, как всякая цепная реакция, процесс ПОЛ приобретает лавинообразный характер и уже в меньшей мере зависит от инициальных факторов. Во-вторых, при ишемии создаются условия интенсификации ПОЛ не только в зоне ИшМ, но и в отдаленных от нее участках сердца. Этот феномен приобретает важное значение в связи с обсуждением вопроса о механизмах депрессии сократительной функции сердца в целом и развитии его недостаточности при локальной ИшМ.

Учитывая приведенные выше данные, есть основания полагать, что активация ПОЛ в периишемических участках миокарда при КН может вносить существенный вклад в развитие недостаточности сердца.

Содержание адреналина в миокарде и надпочечниках определяли флюорометрическим методом [Матлина Э. Ш., Меньшиков В. В., 1967] на спектрофотометре.

«Коронарная и миокардиальная недостаточность»,
Л.И.Ольбинская, П.Ф.Литвицкий