Артериальная гипертония

Формулируя комбинационную теорию атеросклероза, Н. Н. Аничков имел в виду, что одним из факторов, усиливающих проникновение липидов в сосуды, является повышение давления крови на сосудистую стенку. В эксперименте было обнаружено, что различные модели гипертонии значительно усиливают развитие атеросклероза (К. Г. Волкова, 1953).

Результаты последующих клинических и, особенно, эпидемиологических наблюдений не оставляют сомнения, что гипертония является важнейшим фактором риска ИБС. На основании 14-летних проспективных исследований в Фремингеме обнаружено, что между развитием ИБС и уровнем артериального давления существует прямая корреляция. Даже при уровне давления в опасной зоне у мужчин до 50 лет (140/90— 150/94 мм рт. ст.) ИБС развивалась в 2 раза чаще, чем при нормальном давлении (Kannel с соавт., 1969). Такие же данные получены многими другими исследователями, в том числе в нашей стране (Г. А. Гольдберг с соавт., 1969; Э. Я. Преймате, 1972).

Двадцатилетние наблюдения, относящиеся к военнослужащим в Британии и США, привели Р. Д. Прайнис (1975) к выводу, что даже очень незначительная разница в артериальном давлении имеет значение в разграничении групп, у которых в дальнейшем разовьется или не разовьется ИБС.

По сводным данным Simborg (1970), артериальная гипертония (систолическое давление 140, диастолическое > 90 мм рт. ст.) у мужчин в возрасте 35—44 лет увеличивает риск развития ишемической болезни в 1,5—6 раз. В упомянутой выше группе здоровых мужчин, инженеров НИИ в возрасте от 35 до 44 лет, артериальная гипертония (≥160/95 мм рт. ст.) была обнаружена Н. А. Кручининой в 13,9% случаев, а среди 56 человек с ИБС — в 3 раза чаще (36%).

Основываясь на наблюдениях о частоте сочетания атеросклероза и гипертонии, А. Л. Мясников (1960) выдвинул теорию, согласно которой атеросклероз и гипертония являются единой болезнью. Сущность ее заключается в центральных нервных нарушениях и связанных с ними нарушениях функции и структуры артериальной стенки. Опыт все же показывает, что эти заболевания очень часто протекают изолированно.

Действительно, в некоторых случаях одна и та же причина (например, психоэмоциональное перенапряжение) может способствовать развитию и того и другого заболевания. Но, вероятно, характер этого перенапряжения, разные условия, разная наследственная основа определят, разовьется или не разовьется то или иное заболевание. Хорошо известна «блокадная» и «постблокадная» гипертония в Ленинграде, которая определенно не сопровождалась увеличением частоты случаев атеросклероза.

Нарушение липидного обмена, наследственные гиперлипопротеидемии являются основой для развития атеросклероза, но не гипертонии. Против представления о единой патогенетической основе гипертонической болезни и ИБС говорит отсутствие параллелизма в их распространении. В то время, например, как с 1955 по 1964 г. смертность от ИБС у мужчин повсеместно в цивилизованных странах увеличилась, смертность от гипертонической болезни в большинстве стран уменьшилась или мало изменилась, а в Японии (где смертность от ИБС не наросла) увеличилась (И. А. Рывкин, 1971; Fejfar, 1969).

«Ишемическая болезнь сердца», под ред. И.Е.Ганелиной

Легкое сердце живет долго.
Шекспир У.