Механизмы, компенсирующие отсутствие эффективной систолы предсердия

Judge и др. (1964) при исследовании 2 больных с полной блокадой сердца сумели непосредственно приспособить навязываемую частоту сокращений желудочка равной частоте сокращений предсердий в течение периодов времени, позволявших зарегистрировать кривую разведения индикатора и, следовательно, измерить минутный объем сердца.

У обоих исследованных минутный объем был больше, когда волна Р предшествовала комплексу QRS приблизительно на 0,20 секунды (6 и 6,2 л/мин соответственно) по сравнению с теми случаями, когда волна Р и комплекс QRS находились, не в фазе (4,8 и 5,1 л/мин соответственно).

У одного больного после вживления искусственного водителя ритма желудочка возобновился собственный механизм проводимости; совпадение синусового ритма и ритма водителя (81 удар в минуту) привело к тому, что желудочек в течение продолжительного времени находился под контролем то одного, то другого механизма (Lowton, 1965).

Минутный объем сердца был постоянно больше при синусовом ритме (с 4,3 до 4,6 л/мин), чем во время действия искусственного водителя ритма (с 3,2 до 3,5 л/мин).

У другого больного предсердие возбуждалось с помощью отдельного электрода с частотой, равной частоте возбуждения желудочкового электрода. Для того чтобы подавить активность синусового водителя ритма, частота подачи импульсов устанавливалась не менее 90 ударов в минуту.

Минутный объем сердца составлял 4 л/мин при длительности интервала PR 0,20 секунды. При одновременном возбуждении желудочка и предсердия минутный объем немедленно снижался до 2,8 л/мин.

Однако при непрерывном синхронном возбуждении предсердия и желудочка минутный объем сердца скоро восстанавливался до 3,9 л/мин, что указывало на наличие механизмов, компенсирующих отсутствие эффективной по времени появления систолы предсердия.

«Функция сердца у здоровых и больных»,
Р.Д.Маршал, Дж.Т.Шеферд