Врачебная тайна

Врачебная тайна — деонтологическое требование к работникам здравоохранения не разглашать сведения о больном. Содержанием В. т. являются сведения как о состоянии здоровья и болезнях, так и о быте и других, особенно об интимных, сторонах жизни пациентов. Обязательство хранить в тайне сведения о больном изложено в клятве Гиппократа, и сама В. т. есть одно из применений гиппократовой заповеди «Primum non nocere!» (Прежде всего не повреди!) к нравственно-психологической сфере взаимоотношений медиков с пациентами, а также с их родственниками и всеми окружающими их людьми. Последнее определяет необходимость сохранения В. т. и в случае смерти больного. Неразглашение В. т. диктуется требованием бережного, щадящего отношения к чести и достоинству человека, что одновременно имеет психотерапевтическое и психогигиеническое значение. Разглашение В. т. расценивается как злоупотребление доверием пациентов или их близких. В РФ обязанность сохранения В. т. предписывается не только как морально-этическая, но и как юридическая норма.

Таким образом, термин «врачебная тайна» имеет более широкое значение «профессиональной медицинской тайны» и касается всех работников учреждений здравоохранения. Юридически предусмотрены и случаи, когда В. т. может быть частичною раскрыта ограниченному кругу должностных лиц. Упомянутой выше статьей «Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении» руководителям учреждений здравоохранения предписывается «сообщать сведения о болезни граждан органам здравоохранения в случаях, когда этого требуют интересы охраны здоровья населения, а следственным и судебным органам — по их требованию». Открывать сведения о болезни (и только!) допустимо лишь по должностным каналам, утечка информации за их пределы недопустима. К сожалению, невольное разглашение В. т. возможно из-за недостаточного совершенства медицинской документации (например, листка нетрудоспособности, в который обязательно вписывается диагноз) и условий ее хранения, а также о связи с доступом к медицинским документам большого круга лиц.

Ограничивают возможность сохранения В. т. также открытые названия специализированных медицинских учреждений. Особое место занимают случаи разглашения В. т. по причине низкой культуры отдельных медиков. Сведения о болезни разрешается сообщать больному и его близким родственникам, но при этом важно определить объем информации (без излишних данных) с учетом и других, кроме В. т., требований деонтологии медицинской. В ряде случаев необходима так называемая спасительная ложь, применявшаяся еще Гиппократом в отношении больных с неблагоприятным прогнозом болезни и нередко целесообразная для родственников таких больных. Щадящего отношения, например, требует мать умирающего ребенка, в связи с чем необходима постепенная ее подготовка к правде о неизбежности фатального исхода. С ростом успехов в лечении ряда прогностически тяжелых, в т.ч. отдельных онкологических, заболеваний необходимость в «спасительной лжи» постепенно снижается. Учитывая это требование, медицинские работники вместе с тем всегда обязаны помнить что информация не должна убивать надежду пациента на выздоровление. Ответственность медработников за разглашение В. т., если это повлекло за собой серьезные последствия (например, самоубийство больного) определяется в уголовном порядке. Вопрос об ответственности в других случаях недостаточно разработан. На практике наказание медиков за разглашение В. т. применяется редко.

Библиогр.: Деонтология в медицине, под ред. Б.В. Петровского, т. 1, с. 113, М., 1988; Орлов А.Н. О врачебной тайне, Красноярск, 1985; Павлов Ю.Д. и Сапроненков П.М. Медицинская этика, с 55, Л., 1984