Билатеральная блокада ножек пучка Гиса

При билатеральной блокаде наблюдается сочетанное поражение правой ножки и ствола левой ножки. Одновременное поражение правой и левой ножек пучка Гиса обычно сопровождается различными нарушениями атриовентрикулярной проводимости.

Блокада левой и правой ножек может быть полной или неполной, постоянной или преходящей. Возможен переход одной блокады в другую или их сочетание. Степень нарушения проводимости может изменяться преимущественно в одной ножке. При одновременном развитии полной билатеральной блокады полностью прекращается проведение импульсов к желудочкам и развивается полная поперечная блокада. В других случаях, наоборот, возможно появление сверхнормального проведения на уровне атриовентрикулярного узла.

Следует учитывать, что при билатеральной блокаде признаки блокады правой и левой ножек пучка Гиса могут быть одновременно на одной и той же ЭКГ. Характерные симптомы блокады одной ножки могут периодически исчезать. Проводимость по ножкам в таких случаях зависит от частоты ритма, и даже небольшое изменение частоты сокращений сердца может приводить к изменениям проводимости в ножках пучка Гиса.

При этом возможно также появление скрытого проведения. Про такую блокаду говорят, например, в тех случаях, когда периоды блокады правой ножки у одного и того же больного сменяются периодами блокады левой ножки. О билатеральной блокаде можно также думать в тех случаях, когда блокада правой ножки сочетается с частичной атриовентрикулярной блокадой I или II степени, когда последняя обусловлена блокадой левой ножки. Точно так же на билатеральную блокаду может указывать сочетание блокады левой ножки с различной степенью атриовентрикулярной блокады, когда последняя связана с блокадой правой ножки пучка Гиса. Атриовентрикулярная блокада в обоих последних случаях может иметь преходящий характер. Следует учитывать, что вопрос о билатеральных блокадах до сих пор не решен однозначно.

«Руководство по электрокардиографии», В.Н.Орлов

Читайте далее:
Хуже каменного сердца может быть только жидкий мозг.
Теодор Рузвельт