Диагностическое значение всевозможных лабораторных способов

Разумеется, диагностическое значение всевозможных лабораторных способов (исключение составляют посевы крови) весомо, так может подтверждать в определенной мере бактериальный эндокардит. Наиболее специфичным считают тест с тейхоевой кислотой [Nagel I. О. et al., 1975]. Уровень указанной кислоты обычно бывает высоким, а по мере лечения снижается. Если диагноз недостаточно ясен, а терапия проводилась, этот тест помогает обосновать диагноз.

Применение радиоактивного анализа в эксперименте позволяет довольно рано выявлять стафилококковую флору при эндокартиде [Wheat L. J. et al., 1978]. В ряде случаев Другие диагностические приемы оказываются ценными при исследовании периферической крови после центрифугирования. В осадке эритроцитов исследуют иммунные комплексы, и на основании полученных результатов диагностируют эндокардит [Bayer A. et al., 1976].

Наличие бактериемии, сочетающейся с шумом в сердце, позволяет устанавливать бактериальный эндокардит, который может протекать в отсутствие лихорадки у ослабленных больных. Нередко клиническим проявлением болезни может быть эмболия органов [Pankey G. А., 1979].

Не касаясь дифференциации эндокардита с множеством заболеваний (туберкулез, бруцеллез, системная красная волчанка, сифилис, лимфогранулематоз, острые инфекционные болезни), заметим, что наибольшие трудности могли бы возникнуть при разработке отличий эндокардита от ревматизма.

Действительно, в клинической картине этих заболеваний очень много общего, тем более, что педиатры и терапевты сообщают об осложнении врожденных пороков сердца ревматизмом [Чуева Л. Ф., 1971]. При последнем гистологическом исследовании больных, страдавших врожденными пороками сердца, мы ни разу не обнаружили признаков ревматизма.

Существенное значение в диагностике бактериального эндокардита имеют результаты лабораторных исследований.

На самых ранних этапах развития эндокардита обнаруживаются заметные сдвиги в периферической крови, в частности анемия, выявленная нами у 40 % больных в I и II и у 90 % в III стадии.

Своевременная диагностика эндокардита и раннее лечение антибиотиками позволяют получить удовлетворительный результат, однако этого нельзя сказать о больных, находящихся в стадии септических проявлений, когда активная терапия не улучшила гемопоэз.

Например, у ребенка Б. 1 мес 19 дней, страдавшего дефектом межжелудочковой перегородки и септическим эндокардитом, содержание гемоглобина и количество эритроцитов прогрессивно и постоянно уменьшались:

Гемоглобин 27,07/110 г/л 3,08/108 г/л 12,08/70 г/л
Эритроциты 3,63*1012 3,4*1012 2,1*1012
Цветовой показатель 0,9 0,9 0,95

Важное диагностическое и прогностическое значение имеет изменение общего количества лейкоцитов.

В наших наблюдениях в I и II стадии эндокардита лейкоцитоз отмечался у 55%, в III стадии — у всех больных. При этом у детей с начальными проявлениями эндокардита число лейкоцитов повышалось от 9,0 до 15,0*109/л (в зависимости от возраста ребенка). Во II стадии заболевания лейкоцитоз составлял 16,0 — 18*109/л и более. Самые тяжелые сдвиги выявлены у больных эндокардитом III стадии: число лейкоцитов превышало 20,0*109/л, а в тяжелых случаях 25,0 — 35,0*109/л.

Увеличение числа лейкоцитов у больных эндокардитом наблюдали А. Лукошявичуте (1962), В. П. Ситникова (1963), А. А. Намазова (1965), S. Blumental и соавт. (1960), W. Klinner (1963), S. Sochocky (1967).

Характерные сдвиги в лейкоцитарной формуле. Нейтрофильный сдвиг до сегментоядерных в начальной и промежуточной стадии эндокардита выявляется у 84,5 %, а в стадии септических проявлений — у 87 % больных. Эозинофилия в I и II стадии отмечена у 56,5 % и в III стадии — у 44,5 больных.

Повышение СОЭ — характерный признак эндокардита. Особенно часто (83 %) он встречается в септической стадии проявлений, достигая значительных величин  — 50 — 60, а у отдельных больных 70 мм/ч. В I и II стадии увеличение СОЭ не превышало 25 — 30 мм/ч (73 % больных). Этот симптом с равной частотой отмечался у больных эндокардитом с различными пороками сердца. Однако у больных с веноартериальным сбросом крови СОЭ была меньше и не превышала 25 — 35 мм/ч даже в самых тяжелых случаях.

В большинстве случаев при бактериальном эндокардите СОЭ возрастает [Ситникова В. П., 1963; Теодори М. И., 1965]. Степень ее повышения зависит в основном от тяжести и остроты патологического процесса. СОЭ очень чувствительный тест, определяемый в 100 % случаев [Lerner P. L., Weinstein L., 1966; Weinstein L., Rubin R. H., 1973]. Однако информативность этого теста невелика.


«Бактериальный эндокардит при врожденных пороках сердца»,
В.И.Францев, В.Т.Селиваненко