Операция R. E. Gross

После операции R. E. Gross (1939), устранившего открытый артериальный проток, появились сообщения о коррекции этой аномалии, осложненной бактериальным эндокардитом. S. W. Tanroff и Н. Vessel (1940) выполнили 4 подобные операции с 3 летальными исходами: 2 больных погибли во время операции, третий умер через полгода от затяжного септического эндокардита.

Спустя 2 года указанные авторы оперировали еще 11 больных врожденными пороками сердца и бактериальным эндокардитом; 5 из них не перенесли операцию.

В 1952 г. А. Н. Бакулев и Е. Н. Мешалкин более месяца наблюдали лихорадящую больную 21 года с открытым артериальным протоком. Терапевтические мероприятия были неэффективны. Процесс прогрессировал. Диагностирован эндокардит открытого артериального протока. Больная успешно оперирована.

На 3-й день после операции температура нормализовалась. Через год состояние больной удовлетворительное, нормализовались показатели крови, сократилась селезенка, явлений недостаточности кровообращения нет.

Аналогичными наблюдениями успешного лечения эндокардита после хирургической коррекции врожденного порока сердца располагают и другие авторы [Белова Л. Г., Францев В. И., 1963; Намазова А. А., Заргарли Ф. И., 1965; Харин В. Ю., Ибадова Т. Г., 1968; Vogler R. W., Dorney E. R., 1962].

Опыт показал, что применение антибиотиков, санация очагов хронической инфекции, повышение общей сопротивляемости организма при раннем установлении диагноза делает прогноз хирургического лечения благоприятным и позволяет значительно сократить число послеоперационных осложнений или избежать их [Зернов Н. Г., 1963; Намазова А. А., Заргарли Ф. И., 1965; Обухова В. П., 1966; Гофман Р. М., 1967; Нестеров В. С, 1967; Соловьев Г. М. и др., 1967; Блесткина Т. Г. и др., 1969; Авраи А., Лендьел М., 1982; Цукерман Г. И. и др., 1982; Brion M., 1979; Scalia D. et al., 1981].

К. Stason и соавт. (1968) сообщили о 13 больных, которые меньше чем через 6 мес после выявления и лечения острого или подострого бактериального эндокардита были подвергнуты операции на открытом сердце. Показанием к операции служила стойкая недостаточность кровообращения. Трое больных умерли, а из 10 выживших у 3 произошло прорезывание швов, что потребовало повторных операций.

Ряд авторов считали бактериальный эндокардит определенной фазой развития ревматизма [Стражеско Н. Д., 1926; Гиляревский С. А., 1956; Черноруцкий М. В., 1961; Кассирский И. А., Рынская Л. М., 1966]. Однако существует и другое мнение: септический эндокардит рассматривают как первичный процесс, особенно при врожденном пороке сердца [Струков А. И., 1961; Демин А. А., 1962; Теодори М. И., 1965].

В последнее время обращено внимание на некоторое изменение клиники бактериального эндокардита.

Наблюдаются стертые клинические проявления болезни, безлихорадочные формы [Соломина Е. Н., 1963; Тео-Дори М. И., 1965]. Трудность диагностики при этом заключается в том, что нет детального описания клинических стадий и начальных морфологических проявлений бактериального эндокардита у больных врожденными пороками сердца.

Существование бактериального эндокардита, осложняющего врожденные пороки сердца, не вызывает сомнения. Эндокардит может развиться и проявиться у больного без операции, обнаружиться во время операции, обостриться после нее и быть причиной летального исхода в отдаленные сроки после операции.

«Бактериальный эндокардит при врожденных пороках сердца»,
В.И.Францев, В.Т.Селиваненко