ЖТ у больных хронической ИБС

По мере удаления от периода инфаркта миокарда убывает как число больных со спонтанными приступами ЖТ, так и тех, у кого удается их искусственно воспроизвести [Bhandari A. et al., 1987]. Однако это правило не распространяется на 5—10% больных, большинство из которых имеют постинфарктную аневризму, обширное рубцовое поле в стенке левого желудочка (в 65% случаев в передней стенке) и клинические признаки недостаточности сердца [Francis G., 1986; Josephson M. el al., 1990].

Если приступы устойчивой ЖТ возникают в первые 6 мес. после инфаркта миокарда, прогноз резко ухудшается с 85% показателем смертности в течение 1 года. Неустойчивая ЖТ вслед за инфарктом миокарда тоже сопровождается повышенным риском смерти больных по сравнению с больными без приступов ЖТ.

Приступы ЖТ провоцируются у них любыми причинами, благоприятствующими процессу re-entry [De Bakker J. et al., 1988]. Ведущую роль играют чрезмерная для больного физическая нагрузка и эмоциональное напряжение. Определенное значение имеют и такие факторы, как переедание, запоры, вздутие живота, задержка мочи (при аденоме предстательной железы), а также употребление алкоголя, курение, резкие перемены погоды, подъемы АД. Способствуют возникновению приступов ЖТ потеря ионов калия, сдвиги кислотно-основного равновесия, инфекции. Таким образом, развитие ЖТ при постинфарктном кардиосклерозе возможно без острой ишемии миокарда.

Когда мы подчеркиваем значение различных стимулов ЖТ, то имеем в виду, что у многих больных непосредственный толчок к началу приступа дают желудочковые (реже — предсердные) экстрасистолы. Частое появление их у больных хронической ИБС выдвигает вопрос о признаках, по которым можно было бы различать сравнительно доброкачественные ЖЭ и те, которые потенциально способны вызывать приступы ЖТ, т. е. пускать в ход механизм re-entry.

В большинстве работ было показано, что существует зависимость между длиной интервала сцепления ЖЭ и возникновением приступов ЖТ. По наблюдениям В. Swerdlow и соавт. (1983), у 72% больных хронической ИБС индекс преждевременности экстрасистол, вызывавших приступы тахикардии, колебался между 1 и 2, т. е. был достаточно большим.

На долю ранних ЖЭ типа R на Т приходилось лишь около 10% случаев ЖТ. Правда, раннее начало (в диастоле) ЖТ сопровождалось большей частотой ритма, продолжительными тахикардическими разрядами и низкой чувствительностью к лидокаину. Поздно (в диастоле) начинавшиеся приступы ЖТ отличались меньшей частотой ритма и кратковременностью. У 4/5 больных экстрасистолы, стимулировавшие приступы ЖТ, имели такую же форму комплексов QRS, как и изолированные либо парные экстрасистолы, не провоцировавшие тахикардию.

Средняя частота синусового ритма непосредственно перед началом ЖТ равнялась 79 в 1 мин. Только в 9% эпизодов ЖТ синусовый ритм был чаще 95 в 1 мин и в 11% случаев был 60 в 1 мин. Между частотой синусового ритма и темпом ЖТ не было корреляции, однако ускорение синусового ритма способствовало укорочению приступов ЖТ.

Близкие результаты были получены S. Thanavaro и соавт. (1983): ЖТ более часто индуцировали поздние ЖЭ с интервалами сцепления 600 мс.

«Аритмии сердца», М.С.Кушаковский

Читайте далее: